Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS

Суббота, 24 Июн 2017, 16:51

Поиск
Поделиться в соцсетях
Меню сайта
Погода в Тулуне
Тулун
-21°C
Топ новостей
  • Популярные новости
  • Обсуждаемые новости
  • Высокая оценка читателей
  • Следите за новостями

      В Твиттере
      ВКонтакте
      Подписаться на RSS
    Вход на сайт
    Логин:
    Пароль:
    Новые комментарии
    Архив записей
    Виджет для Яндекса

    добавить на Яндекс
    Статистика

    Главная » 2017 » Май » 16 » Чёрная неблагодарность «чёрных риелторов» или Нечаев больше не молчит
    11:59
    Чёрная неблагодарность «чёрных риелторов» или Нечаев больше не молчит

    Вот уже больше года, как в Тулуне расследуется дело о «чёрных риелторах». В 2016 году ОБЭП возбудил два уголовных дела по ч.4 ст.159 УК РФ .Ущерб городской казне исчисляется немалой суммой, а дело, уже переданное в суд, насчитывает 15 томов. Людей дельцы выбрасывали на улицу, порой вместе с несовершеннолетними детьми. Тулунские чёрные риелторы работали рука об руку с чиновниками городской администрации. Однако перед судом предстал только один человек - Алексей Нечаев. Удивительно, не правда ли?

    Каким-то волшебным образом получилось, что чиновники, принимавшие непосредственное участие в изготовлении документов на подставных лиц и приватизации квартир, почти избежали наказания. По делу они теперь проходят как свидетели. Весь груз вины переложен на Алексея Нечаева, который, по сути, являлся лишь исполнителем определённой части мошеннической схемы. Его роль была пусть и является «чёрной», но не главной - точно.

    Алексей Нечаев "героически" взял всю вину на себя, ожидая хоть какой-то помощи от подельников, однако...помощи не последовало. Более того, по словам самого Нечаева, бывшие "друзья" решили подставить его, да так, чтобы ни у следователей, ни у суда, ни у общественности и не возникло сомнения, что действовал он в одиночку, нагло и беспощадно. Увидев истинное лицо товарищей по делу, Алексей решил, что молчать больше нельзя, и рассказал нам, как же всё обстояло на самом деле. Об этом чуть позже, а сейчас мы напомним читателю об этой гнусной истории, которая очень хорошо характеризует тулунскую действительность.

    Ничейные квартиры

    В марте 2016 года в КСП города Тулуна и редакцию местной газеты «Компас ТВ» обратилась жительница города с заявлением о незаконной продаже квартиры, где она прописана вместе с несовершеннолетним ребёнком. По словам женщины, к ней явилась риэлтор с документами на квартиру и стала требовать немедленного выселения. Журналисты редакции выехали по адресу и выяснили, что это далеко не единственный случай.

    Микрорайон ЛДК строился ещё в далёкие советские времена. Восьмиквартирные неблагоустроенные бараки занимают несколько улиц. В них в своё время заселяли работников ЛДК. Предприятие развалилось в 90-е годы двадцатого века, все квартиры автоматически перешли в муниципалитет, а документы сгорели вместе с конторой ЛДК. Однако, в реестр муниципального жилья квартиры, скорее всего, внесены не все. Вот где поле чудес для мошенников разных мастей!

    Это не единственный микрорайон с таким жильём. По всему городу разбросаны муниципальные квартиры с подобной историей. Люди продолжают в них жить, не приватизируя квартиры, так как ожидают возможного переселения: дома вполне подпадают под категорию ветхого жилья. Однако дождались они совершенно иного: их стали попросту выбрасывать на улицу.

    Нечаев и Ко

    Вот какие любопытные истории рассказывают жители домов по улице 2-Заречная.

    Людмила Евграфова:

    - Я проживаю в квартире на 2 Заречной. В 1975 году эта квартира была выдана моей маме. В 1990 года был пожар на ЛДК, документы сгорели. Однако мы продолжали жить в квартире, исправно вносили платежи. Я прописана в квартире с 1997 года. Моему ребенку в 2015 году исполнилось 14 лет, я его прописала, и в апреле 2015 года я обратилась в администрацию города с заявлением о восстановлении документов. Из администрации мне пришёл ответ за подписью начальника УМИиЗО Вишневской, что на данное жилье у них в архивах никакой информации нет, и мне следует обратиться в суд.А в начале 2016 года, когда я в очередной раз стала платить за свет, то неожиданно узнала, что в энергоснабжающую организацию пришло постановление мэра от 15 декабря 2015 года о смене собственника. И что «новый» хозяин некто Павел Андриянов уже даже приватизировал мою квартиру. В мэрии города мне сказали, что Андриянов предоставил ордер от 2002 года. В данный момент он ее продал. Я спрашивала у него: как ты мог приватизировать мою квартиру? Павел ответил, что его попросил начальник, что он ничего к этой квартире не имеет и даже уже отказался. Работает Павел грузчиком у Алексея Нечаева в магазине (Нечаев - предприниматель). Риелтор угрожла мне выпилить дверь, если я не отдам ей ключи.

    Галина Проводова:

    - У нас таких случаев в последнее время много. Недавно так же отняли квартиру у моего брата, Суглубенко Павла. Брат женился и перебрался к жене. В квартире осталась дочь, больная туберкулезом. Дочь уехала в Иркутск на операцию, а в квартиру ворвались люди, сломали дверь, выбросили на улицу все вещи и документы, документы исчезли. Как мы выяснили, квартиру эту продал Алексей Нечаев по доверенности. Мы обратились в прокуратуру, из прокуратуры нас отправили в мэрию, а в мэрии говорят, что собственник уже другой. Самое интересное, что брат мой прописан в этой квартире, и счета идут на его имя. А в квартире проживают другие люди. Я знаю таких людей, которые давно живут в квартирах и не могут их приватизировать, а здесь всё так лихо, за считанные дни и ордер выписывают, и приватизируют, и продают тут же под материнский капитал.

    Александр Суглубенко:

    -В этом районе так продаётся уже пятая квартира. Хабибуллина Евгения «ненавязчиво попросили» покинуть квартиру. По его словам, ему сунули 50 тысяч. Теперь этот человек скитается, он никому не нужен, он выпивает. Живет на теплотрассе.

    В квартире Хабибуллина теперь живёт молодая семья Фасей. Вот что рассказывает Елена Фасей:

    - В январе 2015 года мы купили эту квартиру у Алексея Нечаева. То, что бывший хозяин этой квартиры сейчас скитается по теплотрассе, мы не знали. Купили квартиру через агентство за материнский капитал, у нас двое ребятишек. Предложил эту квартиру нам Нечаев Алексей, лично я с ним не знакома, муж знаком. Я знала, что бывший владелец – какой-то Евгений. Как я поняла, Нечаев, наверное, купил у него квартиру.

    Фамилия Нечаев часто звучит в рассказах о квартирных делах в микрорайоне ЛДК. Он, по словам жителей улиц Заречных (а их всего три), то действует по доверенности, то самолично продаёт квартиры, то вступает в переговоры с людьми, имеющими задолженность по квартплате. В общем, человек очень плотно занимается скупкой и продажей недвижимости в отдельно взятом микрорайоне города, при этом у него нет агентства недвижимости, и он взаимодействует с разными риэлторами. Но он лишь исполнитель. Кто помогает ему находить «нужные адреса», откуда он берёт данные по задолженности? Кто эти Ко, обеспечивающие быстрое и беспрепятственное оформление в администрации, где, как известно, обычные люди встречают в основном отказ либо волокиту?

    Как стало известно, квартиры оформлялись на лиц, не просто не проживающих в данных квартирах, но ещё и не стоявших в очереди на получение муниципального жилья. Ордер, выписанный на Павла Андриянова, оказался фальшивым, а в договоре безвозмездной передачи в собственность муниципальной квартиры по ул. 2-й Заречной 15-8 адрес прописки Андриянова не соответствует данным паспорта.

    Однако никто эти данные по странным стечениям обстоятельств как будто бы не проверял, а договоры безвозмездной передачи муниципальной собственности подставным лицам ЛИЧНО подписывал мэр города Юрий Карих.

    Это не я…

    Примерно в таком ключе Юрий Карих отреагировал на вопросы следователей. Его аргументом стало «большое количество документов, которые ему приходится подписывать». А виноватой оказалась мелкая чиновница, в столе которой спустя несколько дней после изъятия документов вдруг обнаружилась печать. Чиновницу срочно уволили, а ОБЭП изначально пытался завести на неё уголовное дело. Однако, не смотря на приличное количество улик, чиновница выпала из поля подозрений и стала просто свидетелем. В данный момент в суде она полностью отрицает своё участие в этом деле.

    Здесь очень тонкий момент: выделение муниципальных квартир - слишком сложная процедура, тулунчане годами, если не десятилетиями, стоят в очереди, и даже инвалиды и многодетные семьи бьются, порой безрезультатно, за получение жилья. А тут квартиры сначала отдавали в безвозмездную собственность людям, не стоявшим в очереди и спустя пару-тройку дней - срочно приватизируют и продают.

    В то, что кто-то в одиночку занимался этой аферой - верится с трудом. Слишком много задействовано было инстанций для возможностей одной мелкой чиновницы и уж точно - для обычного жителя города, не являющегося работником администрации города. Думается, что здесь всё гораздо сложнее. Тем более, что схема эта применяется и для земельных участков. Кстати, за период следствия по делу о черных риелторах мэр Карих принял ещё одно управленческое решение: практически весь состав служащих городского архива был уволен в одночасье. И именно за махинации с документами на земельные участки. В городском суде параллельно идёт процесс и именно по этим фактам.

    В начале февраля 2017 года в суд поступило уголовное дело по обвинению муниципальной служащей в совершении преступления, предусмотренного ст.292 ч.1 УК РФ, квалифицируемого как служебный подлог, т.е. внесение муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложные сведения из корыстной заинтересованности.

    Как следует из материалов уголовного дела, что в 2015 году, являясь муниципальным служащим архивного отдела, в нарушении своих служебных обязанностей, за денежное вознаграждение, внесла в официальные документы заведомо ложные сведения о предоставлении земельных участков гражданам, которые в дальнейшем их оформили в собственность.

    В общем, в Тулуне всё крайне неблагополучно. А с чёрными риэлторами всё не так просто. Слишком много мошенничеств, слишком длинна цепочка преступлений, совершающихся именно в период мэрства Юрия Карих. Если он действительно не знал о «чёрных риэлторах от администрации» и слепо подписывал договоры с подставными лицами, то впору говорить о вопиющей халатности и полной управленческой некомпетентности. Однако, следственное управление в деятельности Юрия Карих не обнаружило состава преступления, не смотря на имеющиеся факты его личной подписи на постановлениях о передаче квартир. Здорово, правда?

    Главное – найти человека

    Алексей Нечаев пришёл в редакцию неожиданно: «Я пришёл за правдой. Хочу рассказать, как было». Скажу честно, его рассказ просто поверг всех присутствующих в шок. Да, мы предполагали, что могут делать люди у власти, но об их методах наслышаны не были. Если всё, что нам рассказал Нечаев – чистая правда, то это просто чудовищно…

    На мой вопрос, почему он не рассказывает это следствию и суду, Алексей заявил, что пытался, но его «никто не хочет слышать». То есть получается, что всех устраивает ситуация, когда есть человек, на которого можно всё свесить, а не заниматься расследованием группового преступления, в котором задействованы чиновники?

    Мы публикуем рассказ Алексея Нечаева. И делаем это мы не для сенсации, а для того, чтобы наконец-то на дело о тулунских чёрных риелторах обратили внимание областные и может даже федеральные структуры.

    «С бывшей чиновницей Е. я знаком давно, мы живём в одном районе. В 2015 году она попросила помочь продать квартиру по адресу 1-я Заречная 24-14. Объяснила, что они ездили с комиссией мэрии (обследовали муниципальное жильё). Обнаружили, что в квартире никто не прописан, на балансе она не стоит. Почему бы не взять её себе. Я спросил: "Почему ты не можешь сама сделать?" Она ответила: "Я не могу, я работаю в мэрии, родственникам тоже нельзя". «Что для этого надо делать?» - спросил я. "Надо оформить квартиру на человека, который не потеряется. И деньги не потеряются".

    За эту услугу чиновница предлагала заплатить человеку 10 тысяч рублей. А мне пообещала в дальнейшем помочь оформить землю в собственность, что под моим магазином на Карбышева, 62.

    Я предложил своего родственника Алексея (он работал у меня в магазине), спросил, что для этого нужно. Она ответила, что только копия паспорта и СНИЛС.

    Утром я на остановке встретил Е. и передал ей документы. В течение недели она документы сделала, принесла в магазин «Зенит» по ул. Карбышева 62. Я удивился, что так быстро. Обычно годами могут тянуть резину, а здесь - за неделю и всего с двумя копиями документов! Усомнившись в подлинности документов, я поехал к одному юристу, к другому. Документы на самом деле были в порядке. Их я отвёз в агентство».

    И тут Алексею Нечаеву пришла в голову мысль, что всемогущая Е. может тоже ему помочь вернуть долг по недостаче, который сделала в магазине одна из продавцов. Долг был крупный, и она никак не могла рассчитаться с работодателем.

    «Я спросил у Е., можно ли через эту квартиру обналичить материнский капитал моего работника? – рассказывает Нечаев. - Она мне отдаст деньги, а квартира у вас останется, только собственник поменяется. Она мне сказала: «Можно». Я был этим исходом удовлетворён. Деньги в размере 130 тысяч рублей продавщица мне вернула прямо в агентстве при оформлении квартиры».

    Обналичив капитал, женщина стала формально владелицей квартиры, но не вступила в права. Через месяц чиновница Е. поинтересовалась ситуацией, а агентство недвижимости нашло покупателя, который готов был выложить 330 тыс. руб. за эту квартиру, скорее всего так же под материнский капитал. Нечаев связался с Е., та подтвердила, что за эту сумму можно продавать квартиру. Деньги Нечаеву передали в агентстве под расписку.

    «Я позвонил Е., сказал, что деньги у меня, - говорит Алексей Нечаев. - Она зашла после работы, пересчитала и забрала всю сумму».

    Так началась история громкого мошенничества. Похоже, все вошли во вкус. Потому что во время рабочих объездов фиксировались квартиры, на которые у жильцов отсутствовали правоустанавливающие документы, заброшенные квартиры, квартиры с одинокими, больными, асоциальными жителями. А Нечаев по сигналу Е. «искал человека».

    Квартира по 1-й Заречной 27-7 так же с подачи Юлии Е. оформилась на грузчика, который временно работал у Нечаева в магазине. Здесь немного пришлось понервничать, так как грузчик в пьяном виде пошутил, что квартирка теперь - его. И денежки за её продажу - тоже. Грузчика пуганули, он протрезвел и передумал так шутить.

    Квартира эта также была продана под материнский капитал. По словам Нечаева, в квартире пришлось сделать необходимый ремонт, так как она была без окон, без дверей. А тут ещё при сделке покупательница попросила сделать скидку в 50 тысяч, так как у неё не было денег ни на обои, ни на мебель для малыша.

    «Я в агентстве сказал, что это квартира не моя, - рассказывает Нечаев. - Я сейчас позвоню: уступят - значит, я скажу «да». Вышел, сделал звонок Е. Она ответила, что ей тоже надо перезвонить и посоветоваться. Чуть позже Е. перезвонила и сказала, что – можно».

    Сделка состоялась. Риелтор отсчитал деньги: 50 тыс. рублей - на ремонт женщине, Нечаеву - 350 тыс. рублей. Снова – звонок чиновнице Е. Она заехала, пересчитала. И тут образовалась первая трещинка в отношениях товарищей по делу. Нечаев лишился процента за свою «доброту».

    «Она мне заявила, что я сделал скидку со своих 50 тыс. рублей, а эти ей надо отдавать, - говорит Нечаев. - Я сказал, что моей помощи больше ей не будет».

    Обиделся, в общем, тем более, что оформлять землю под магазином ему никто особенно и не спешил.

    Прошло время. Снова объявилась чиновница с предложением. На этот раз речь шла о той самой квартире по 2-ой Заречной, 15-8, с которой «риелторы» и залетели. Договорившись о взаимовыгодных условиях, товарищи приняли решение оформить квартиру на очередного работника Нечаева - Павла Андриянова.

    По словам Нечаева, схема условий для продажи была очень непростой: Андриянов должен был сам рассчитываться за эту квартиру половиной зарплаты, так как приобреталась она не только на его имя, но и якобы для него, а деньги перегонялись на карту, номер которой предоставила чиновница Е.. Кроме этого, говорит Алексей Нечаев, нужно было срочно передать 30 тысяч рублей за приватизацию ( «девочки попросили») и 2 тысячи рублей – за сделку. Эти деньги он решил высчитать из зарплаты несчастного Андриянова, и высчитал.

    "Ты, главное, молчи"

    И тут грянул гром. Прописанная в квартире Людмила Евграфова, узнав о «сделке» и напуганная риелторшей, обратилась в КСП, редакцию и полицию. Началось расследование…

    Алексей Нечаев рассказывает об этом так:

    - «Как-то приходит Андриянов серый, бледный, угрюмый, не работает, что-то его напрягает. Говорит, что мне эта квартира не нужна, так как приехал брат Любы Евграфовой и говорит, что это квартира его сестры».

    Андриянов потребовал, чтобы документы срочно переписали с него, так как он боится последствий.

    «Я набираю Е., - рассказывает Нечаев. - И говорю про эту ситуацию. (Е. утверждала, что квартира без документов). Она ответила, что если ему что- то не нравиться, забери у него документы, и мы их махом тусанём. Документы были в агентстве. А здесь началось: одного вызвали на допрос, другого. Я звоню Е.: «Что такое?!» Она говорит, что всё нормально, ничего не будет. Но тут у меня – обыск, мне предъявляют обвинение. А ведь я никакого отношения ни к квартирам, ни к мэрии не имею. Потерпевшие Евграфова, Суглобенко, Алдашкин просят, чтобы меня посадили в тюрьму. А я и в мэрию с документами не приходил. Мои дела: найти человека, документы передать – всё! Я ведь ни от кого не скрывался. Однако меня никто не слышит,» - сетует единственный обвиняемый по делу о тулунских чёрных риелторах.

    Чёрная неблагодарность

    Всего, по словам Алексея Нечаева, чиновнице Е. он передавал деньги за проданные квартиры три раза:350 тыс. рублей, 330 тыс. рублей и 197 тыс.руб. А вот она обошлась с ним крайне нечестно.

    «Я, когда вышел из камеры предварительного следствия, то вышел на разговор с госпожой Е. и спросил: «Что это такое?!» Она мне сказала так: «Я всё улажу. Всё будет нормально, всё будет хорощо. Я документы проверяла, они в порядке. Молчи». И я молчал. Затем встретила меня и говорит: «Я тебя отблагодарю, я знаю, что я тебе должна, я тебя подставила». Она пришла ко мне на работу и принесла документы на три квартиры и адреса, напечатанные на компьютере. «Когда уголовное дело закроют, всё утихнет, всё пройдет, - заверила милая чиновница. - Эти квартиры будут твои» Однако ничего не утихает, и мне грозит тюрьма».

    Документы эти выглядят, как пустые бланки с печатями и пустые ордера. А вот адреса предлагаемых квартир: «1-я Заречная 16-6, Шахтёрская 7-5, ЛДК Рабочий городок 13-60. Кстати, в последней, благоустроенной, проживает блокадник Ленинграда, ему дали квартиру, но у него нет родственников, он тяжелобольной.

    По словам Нечаева, чиновница Е. заверила его, что эта квартира будет его и «всё будет хорошо». Интересно, что предполагала девушка, говоря это: дождаться смерти несчастного старика или..?

    Ещё, по словам Нечаева, ему предложили квартиру в двухквартирном доме по адресу: 9-я Анганорская и малосемейное общежитие на микро 30-525(5 этаж). Вот такое щедрое вознаграждение, а говорят, у нас казна городская бедная…

    О крайнем цинизме чиновницы я уж и не говорю: слов нет. А вот о том, что девушка работала не одна – очень чётко видно из рассказа Нечаева: она постоянно с кем-то советовалась, кому-то передавала деньги. Уж не тому ли, кто ставил подписи?

    А вот на щедротах следует остановиться отдельно. На бумагах стоит засвеченная в деле и изъятая печать. Ордера после такого громкого уголовного дела тоже - под вопросом. Мне кажется, что умысел бывшей чиновницы (или того, кто руководил этим процессом) был очень простым: обратись Нечаев с документами в администрацию, ещё куда-то, его тут же взяли бы тёпленьким и с поличным, так как заполнить эти документы предлагалось именно ему, да и подписей там никаких не стояло. Люди, участвовавшие в деле, уже в администрации не работают. Значит, и правда виноват только он один! Вот такой вот расклад.

    Но это не единственная «благодарность». Землю под магазином в собственность так никто и не оформил. Её выставили на торги, на которых участвовать Нечаев просто не имел возможности, и даже уже продали. Собственник сейчас ставит условия предпринимателю Нечаеву: либо платить аренду за землю, либо – сносить здание. А тут ещё и тюрьма светит…

    Форма "благодарности" особо не удивляет. Знаю я одного человека, который случайно попал во власть, ему свойственна именно такая шакалья линия поведения.

    Хочется обратиться к правоохранительным органам, к суду, к областным властным структурам с просьбой тщательно проверить публичные показания Алексея Нечаева. Есть мнение, что и теперь продолжает работать такая схема реализации муниципального имущества. Если это так, то в этом городе просто страшно жить.

    Светлана Горбачева


    Просмотров: 1432 | Добавил: kompas-tv | Рейтинг: 3.4/7
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Интересное от КОМПАС ТВ












    КОМПАС ТВ в Твиттере

    Вверх