Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS

Четверг, 15 Ноя 2018, 10:19

Поиск
Поделиться в соцсетях
Меню сайта
Погода в Тулуне
Тулун
-21°C
Топ новостей
  • Популярные новости
  • Обсуждаемые новости
  • Высокая оценка читателей
  • Следите за новостями

      В Твиттере
      ВКонтакте
      Подписаться на RSS
    Вход на сайт
    Логин:
    Пароль:
    Новые комментарии
    Архив записей
    Виджет для Яндекса

    добавить на Яндекс
    Статистика

    Главная » 2014 » Май » 29 » «Деньги своим детям давал, даю и буду давать» Суд допросил отца экс-следователя Владислава Матвеева
    13:51
    «Деньги своим детям давал, даю и буду давать» Суд допросил отца экс-следователя Владислава Матвеева
    «Деньги своим детям давал, даю и буду давать» Суд допросил отца экс-следователя Владислава Матвеева
    В Октябрьском районном суде начался допрос свидетелей защиты по делу «лучшего следователя Иркутской области» Владислава Матвеева и его младшего брата Виталия. На прошлой неделе дал показания отец подсудимых Матвеев Сергей Иванович.
    Экс-сотрудник Следственного комитета России Владислав Матвеев, повинный в исчезновении вещдоков в виде российских денег, валюты и драгоценностей на общую сумму около 17 миллионов рублей, своё укрепившееся благосостояние объяснил финансовыми вливаниями отца. Владислав в том числе всем говорил, что его жена занимается предпринимательством и много зарабатывает, а отец имеет крупный бизнес в Тулуне и недвижимость в Испании. Но всё это оказалось сказкой. В уголовном деле имеются справки о доходах супруги Матвеева, далеко не баснословных. А то, что бизнес отчима в Тулуне к собственности за границей отношения не имеет, подтвердил так называемый иной документ – справка отделения национального центрального бюро Интерпола. В ней написано, что никто из семьи Матвеевых не владеет на территории Испании недвижимостью, автомобилями, не связан с деятельностью каких-либо компаний. Имеются лишь сведения о том, что Матвеевы посещали эту страну в качестве туристов.
    Сергей Иванович подтвердил, что всегда оказывал старшему сыну, как и другим детям, материальную помощь. Свидетель сделал заявление, которое сразу расположило к нему. По крайней мере, меня. «Деньги своим детям давал, даю и буду давать», – убеждённо сказал отец четверых сыновей, имеющих возраст от 16 до 30 лет. Настоящий мужик, одним словом. «Как глава этого семейства я должен знать всё, что в нём происходит», – добавил старший Матвеев, и это тоже прозвучало солидно. Однако когда дошло до конкретики, выяснилось, что «батя», как называет отчима Владислав, владеет ситуацией в семье, скажем так, не на все сто процентов.
    Например, Сергей Иванович уверял суд, что ничего не знает о том, был ли застрахован оформленный на жену автомобиль «Ауди А-6», на приобретение которого он в 2010 году выделил два миллиона рублей. Между тем оба сына обвиняются в мошенничестве при страховании этой машины, вдребезги разбитой ими в ДТП. Автоавария случилась, когда они поехали в Братск, чтобы получить там «красивый» номер. «Оставили маму без машины и без денег, на старом «Рафике», – подвёл итог свидетель. Успела ли супруга покататься на новенькой «Ауди», куда её ставила – глава семьи тоже не знает. Вопросов такое свидетельство оставило много. Сергей Иванович, например, не смог толком пояснить, зачем немолодой женщине понадобился «блатной» номер. Почему Владислав, продав машину после аварии, не вернул родителям вырученные деньги? И по какой причине супруга, приобретая иномарку для себя, не поехала в салон хотя бы взглянуть на неё, посмотреть цвет, комплектацию. По мнению стороны обвинения, всё это указывает на то, что автомобиль предна-значался самому Владиславу. Скорее всего, и куплен он был не на родительские деньги, а на купюры, пропавшие из сейфа.
    В том же 2010 году старший сын приобрёл автомобиль и для жены, которая родила ему дочку. Свидетель, по его словам, дал на покупку «Ауди q-7», стоившей 1650 тысяч, миллион рублей, и половина этой суммы была подарком по случаю рождения внучки. В материалах уголовного дела вообще упоминается очень много машин, бывший следователь был к ним неравнодушен и часто менял. Каждая покупка оказывалась дороже предыдущей. Кроме двух «Ауди», оформленных на мать и жену, в распоряжении подсудимого, пока он работал в Следственном комитете, были «Тойота Премио», «Хонда Инспайр», «Тойота Камри», «Хонда Аккорд». И ещё «Нива», ключи от которой «лучшему следователю Иркутской области» вручил губернатор. Награда была продана по дешёвке. И только один раз, в 2007 году, Матвеев брал на покупку машины кредит на пять лет на сумму 550 тысяч рублей. Погасил его досрочно. Сторона обвинения предполагает, что с банком рассчитался как раз деньгами из вещдоков.
    Впрочем, о пропаже огромной суммы, принадлежащей подследственным, из сейфа в кабинете Влада отец, по его словам, даже не слышал. О разбойном нападении, случившемся, когда сын возвращался из Братска в Иркутск с деньгами и драгоценностями, Сергей Иванович узнал от знакомого начальника из полиции. Тот позвонил и спросил: «Слышал о происшествии с твоим сыном?» Что было похищено разбойниками, «батю» как-то не интересовало. «Мы это не обсуждали. Документы, наверное», – предположил он.
    Так же мало знает отец обстоятельства жизни другого сына, Виталия, хотя тот и работает после окончания технического университета у него в фирме. Свидетель, правда, пояснил, что Виталий, когда учился, помогал знакомому в бизнесе: возил с заводов в Подмосковье ювелирные изделия в Иркутск. «В то время у сына водились деньги, видно было. Одежда на нём была не с «шанхайки», – рассказал отец в суде. Позднее Виталий познакомил со своим знакомым и Сергея Ивановича, убедив его вложить в это ювелирное предприятие миллионы рублей. Деньги к хозяину так и не вернулись, сейчас возвратом долга занимаются судебные приставы. «Это было обычное кидалово», – сделал вывод свидетель. Между тем сам Виталий в возрасте 18-19 лет имел, судя по банковскому счёту, завидные доходы. В 2009 году, когда его брат-следователь активно изымал вещдоки в виде крупных денежных сумм у фигурантов уголовных дел, студент пополнял свой счёт чуть ли не еженедельно, вкладывая по 100–200 тысяч рублей. Меньше чем за полгода парень стал миллионером. «Я не давал ему деньги и не видел их у него», – сказал Сергей Иванович. Но дал понять, что источником завидного дохода сына считает тот самый ювелирный бизнес, обернувшийся для папы кидаловом. В этой истории концы с концами тоже как-то не срослись. Виталий, работающий сейчас под началом отца в должности экономиста, особыми талантами в этой сфере, по мнению свидетеля, не блещет. «Он исполнительный, дисциплинированный, но как специалиста его ещё учить надо», – сказал успешный бизнесмен о Виталии, который помог ему потерять миллионы, а сам умудрился разбогатеть.
    Стороны, конечно, интересовались уровнем доходов свидетеля. Но как всякий, наверное, предприниматель, от конкретного ответа на этот вопрос Сергей Иванович увиливал. Формулировка «достаточный для проживания» суд не устроила. Пояснение, что на руках у него денег нет, они вложены в бизнес, розничную и оптовую торговлю бытовой техникой, – тоже. «Могу изъять из дела, если потребуется, тысяч 200–300, могу миллион» – это было теплее. Но прокурора и такой ответ не впечатлил. В конце концов бизнесмен раскрыл коммерческую тайну: ИП Матвеев приносит миллион за полгода, ООО «Технодрайв», где он генеральный директор, – 100–200 тысяч рублей в месяц. При этом старший Матвеев имеет в собственности виллу в Испании, за которую ещё не рассчитался: брал в тамошнем банке ипотеку, выплачивает долг до сих пор. В материалах уголовного дела, правда, лежит справка Интерпола о том, что недвижимости в этой стране Матвеевы не имеют, но свидетель обещал принести в суд пакет документов в подтверждение своих слов. Он рассказал, что много времени проводит в Испании, как и супруга, зимой они любят отдыхать в более тёплых странах. Одним словом, потребности у родителей подсудимых довольно высокие, и отказывать себе они не привыкли. Однако трёх миллионов годового дохода свидетелю хватает и на помощь взрослым детям. Владиславу, когда он поехал в Иркутск учиться на юрфаке госуниверситета, сразу купили двухкомнатную квартиру. На 4-м курсе парень решил заняться бизнесом, чтобы меньше зависеть от родителей, и папа приобрёл по его просьбе пилораму. Что Влад делал с ней, сколько заработал, чем закончилось это предприятие, отец, как обычно, не интересовался.
    Про деньги, которыми снабжал старшего сына, «батя» говорил охотно, но вспомнить смог только вливания последних лет: в прошлом году давал 50 тысяч рублей на устройство внучки в детсад и 250 тысяч на отдых в Турции, в 2012-м тоже оплатил загранпоездку в ту же страну. Однако эта помощь понадобилась Владиславу, когда он уже не работал в Следственном комитете. Деньги у подследственных Владислав изымал в 2008–2010 годах, их исчезновение из сейфа обнаружилось весной 2011-го. Так что требовалось подтвердить, что именно в эти годы папа, не мелочась, материально обеспечивал старшего сына. Вместо этого свидетель защиты заявил, что, когда Влад работал в Следственном комитете, денег он для себя не просил. «Он работал день и ночь. Хорошо, наверное, получал», – предположил отец. В принципе, конечно, неплохо, больше 800 тысяч в год. Только тратила семья, по подсчётам стороны обвинения, гораздо больше. И коллеги часто занимали у Владислава Матвеева крупные суммы. Тут, правда, отец подтвердил, что иногда давал по просьбе сына в долг его друзьям. Но вспомнить смог только фамилию Мещерякова, для которого Влад просил около 200 тысяч рублей на полгода. Это свидетельство тоже ничего не прояснило: среди коллег Владислава ходили слухи, что своему непосредственному шефу он ссудил полтора миллиона. Но Дмитрий Мещеряков, бывший заместитель руководителя отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР, когда его допрашивали в суде, категорически отрицал информацию о каких-либо займах.
    В качестве свидетеля защиты суд допросил также Константина Заигралова, друга и однокурсника Владислава Матвеева. На вопрос о своих доходах молодой человек скромно ответил: «Ну, миллионов 80 в год у меня есть, я состоятельный человек». По просьбе подсудимого рассказал, что недавно вернулся из Майами, куда ездил с клиентом. В задачу этого свидетеля входило, как я поняла, объяснить происхождение крупных денежных сумм, которыми оперировал его однокашник, зарабатывающий в Следственном комитете за год столько, сколько нормальный выпускник юрфака имеет в месяц. Друг старался вовсю, подставлял плечо. Дал понять, что у них в компании два бизнесмена-миллионера и лишь один чудак на окладе, захотевший служить государству, ловить преступников. Конечно, товарищи всегда готовы дать ему денег в долг. «Бывает 50 тысяч, бывает миллион. Это обычная ситуация», – сказал свидетель. Сам он занимал Владу 1,3 миллиона рублей на покупку «Мерседеса». Но это было уже в 2012 году, когда Матвеев уволился из Следственного комитета и устроился в коммерческую структуру. Покупку бывший следователь и новоявленный бизнесмен не потянул и вынужден был продать «Мерседес», чтобы рассчитаться с кредитором.
    Свидетель также пролил свет ещё на один источник дохода в семье друга, рассказав об очень больших заработках супруги Владислава, кандидата экономических наук. Он рассказал, что отправлял Карине Матвеевой примерно 8–10 своих клиентов, чтобы она проконсультировала их на предмет оптимизации налогообложения. С каждой сделки жена друга, преподаватель политеха, имела 10–15 тысяч долларов, а клиенты Заигралова якобы остались довольны этими консультациями. Однако назвать фамилии бизнесменов, которые платили Карине Матвеевой за услуги, свидетель-юрист категорически отказался. Даже после напоминания о том, что он предупреждён об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и отказ от показаний. Так что его свидетельство повисло в воздухе. Оно, кстати сказать, плохо вяжется с реальными обстоятельствами: Карина за эти годы родила двоих детей, им сейчас четыре и два годика. Серьёзно заниматься бизнесом, будучи в положении и с грудным ребёнком на руках, наверное, проблематично. Во всяком случае, неявку в суд жены и матери Владислав на прошлой неделе объяснил тем, что обе женщины сидят с его заболевшими детьми.
    Свидетели защиты также давали характеристики подсудимым. Заигралов со слов друга рассказал, что коллеги завидовали успеху Владислава Матвеева, он ведь был лучшим следователем. А увольнение «лучшего» объяснил тем, что «есть определённые личности, которые не хотели, чтобы он работал в Следственном комитете. Большие люди к этому подвязаны: подставили человека, выгнали с работы, которую он очень любил». Отец подсудимых назвал своих детей «нормальными парнями». На вопрос адвоката, мог ли Владислав украсть деньги, ответил: «Зачем? У него всё есть».
    В конце заседания государственный обвинитель Александр Шкинёв заявил ходатайства: просил суд сделать запрос в налоговые органы о доходах руководителя ООО «Технодрайв» Сергея Матвеева, а также инициировать проверку в отношении Константина Заигралова, в чьих действиях (отказ от дачи показаний) усматриваются признаки состава уголовного преступления.
    Людмила БЕГАГОИНА
    «Конкурент»
    Просмотров: 2322 | Добавил: kompas-tv | Рейтинг: 3.0/2
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Интересное от КОМПАС ТВ












    КОМПАС ТВ в Твиттере

    Вверх