Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS

Понедельник, 20 Ноя 2017, 08:25

Поиск
Поделиться в соцсетях
Меню сайта
Погода в Тулуне
Тулун
-21°C
Топ новостей
  • Популярные новости
  • Обсуждаемые новости
  • Высокая оценка читателей
  • Следите за новостями

      В Твиттере
      ВКонтакте
      Подписаться на RSS
    Вход на сайт
    Логин:
    Пароль:
    Новые комментарии
    Архив записей
    Виджет для Яндекса

    добавить на Яндекс
    Статистика

    Главная » 2016 » Февраль » 5 » Переселенцы с Украины: год спустя
    15:52
    Переселенцы с Украины: год спустя
    Переселенцы с Украины: год спустя

    История братчанина Григория Орлова похожа на историю жизни многих россиян, которые жили и работали в союзных республиках во времена существования Советского Союза. Родился Григорий Сергеевич в Сибири, уехал учиться в Крым, выучился, да так и остался на Украине, прожив там 38 лет, обзаведясь семьей и детьми. 

    Майданские события 2014 года и война на Юго-востоке Украины привели к тому, что граждане Украины, спасаясь от войны, начали прибывать в Иркутск ещё в марте 2014 года. Приангарье приютило свыше 16 тыс. вынужденных переселенцев из восточных регионов Украины. Хотя массовый поток беженцев прекратился ещё в 2014 году, ежемесячно из Донецкой и Луганских областей по-прежнему прибывает до 200 человек.

     

    Приходилось выживать

    Семья Орловых приехала в Сибирь летом 2014 года, вернее вернулась на историческую родину главы семейства. О том, что пришлось за год испытать семье с маленьким ребенком, какое отношение было к ним со стороны власти и простых людей, Григорий Сергеевич рассказал нам.

    - Родился я в Братске, - рассказывает Григорий Орлов. – После армии уехал в Крым учиться и почти 40 лет там прожил. После военного путча, который произошел на Майдане, я по программе «Добровольное переселение соотечественников» вернулся обратно в Сибирь. Здесь у меня осталась сестра, есть небольшое наследство, она мне выслала деньги на дорогу, это было после того, как в Одессе сожгли дом профсоюзов. Я жил в Вышгороде, но и мы страху натерпелись, ожидая, что и здесь подобное произойдет. Приехали с семьей в Братск, потом мне посоветовали, так как я агроном по образованию, поехать в Гуран, к местному фермеру. Он мне пообещал работу, хорошее жилье, зарплату. На деле все оказалось несколько не так. Ни жилья нормального, ни работы, ни денег. Приходилось выживать. И хорошо, что в это время в Гуран приехал тогдашний заместитель мэра района Сергей Васильевич Шаяхматов. Спросил меня, как наша семья живет, я рассказал ему, как приходится выживать, какие проблемы, что лекарства нужны мне, так как я после крупноочагового инфаркта миокарда, жене (у неё приступы эпилепсии), что ребенку нужно нормальное питание. Шаяхматов, спасибо ему огромное, связался с главой поселения, привез медработников, которые оказали нам медицинскую помощь. Также он организовал нам помощь лекарствами, одеждой, продуктами питания, мы впервые могли нормально покушать. А так приходилось поститься, терпеть, хотя терпение было на исходе. Затем Сергей Васильевич перевез нас в Тулун, снял на Стекольном, 54 квартирку, проплатил за два месяца, нашел мне работу кочегаром. Он сделал ксерокопии всех документов, завизировал их у нотариуса, благодаря этому я смог сделать временную прописку и статус беженца для жены и ребенка.

     

     

     

    «А идите, вы к… Богу…»

    Чтобы хоть как-то устроиться дальше, в ноябре 2014 года Григорий Сергеевич обратился в городскую администрацию. И вот здесь начались мытарства человека с 3 группой инвалидности. Впрочем, подобное отношение к тем, кто с какой-либо проблемой или просьбой вынужден обращаться в администрацию города, уже стало традицией у чиновников от власти. По словам Григория Сергеевича, он три раза пытался попасть на прием к мэру Ю. В. Карих, но секретарша все время отправляла к вице-мэру Л. А. Алексеенко.

    - Когда я к ней попал в третий раз, - рассказывает Григорий Сергееевич, - прямо спросил её: «Что же мне делать?». Она мне сказала: «Пойми, мы русских здесь не принимаем». Я говорю: «У меня документы украинские, статус беженца на жену и ребенка, я по добровольному переселению, есть временная прописка». А она говорит: «Я могу тебе посоветовать только одно – идти до бога». Я спрашиваю: «Как это, идти?». Она мне ответила: «Иди в церковь, там будут молиться бабушки, ищи бабушку, которая согласиться за тебя помолиться, и она решит все твои вопросы статуса убежища». Я понял, что ходить в мэрию уже бесполезно и до февраля 2015 года больше туда не обращался.

    Некоторое время спустя Григория Орлов случайно оказался на тулунском телевидении, там познакомился с Ириной Соболевой. Ирину заинтересовала его история. В итоге, она договорилась о встрече с мэром. Как рассказывает Григорий Сергеевич, Карих пообещал ему помочь с получением лекарств, прописки, работы и жилья. Но… обещания остались всего лишь обещаниями. А в начале встречи состоялся занятный диалог между мэром и Григорием Сергеевичем.

    - Первый вопрос, - рассказывает Григорий Орлов, - который задал мне Карих: «Чего ты уехал с Украины?». «Национализм, - отвечаю, - который особенно обострился после майдана. Русских там ненавидят». Он говорит: «Это неправда. Я несколько раз там бывал, меня всегда хорошо встречали». Я говорю: «Вас могут там хорошо встречать только по одной причине - если у вас украинские корни. Но если бы вы были русский, вас никто там хорошо не встретит». Он: «Ну ладно, ладно, этот вопрос закончим. Какие у вас вопросы, какие проблемы?». Я ему все рассказал, Карих все записал, сказал, что есть деньги, чтобы приобрести для нас лекарства, что с пропиской, работой, жильем мне помогут. Чтобы исполнить указания Кариха, меня отправили к его заместителю по работе с населением О. Н. Денисовой, - рассказывает Григорий Орлов. -  Я пришел к ней, сказал, какие мне нужны лекарства. Она заявила, что необходим рецепт. Я ей показал выписку от врача, где написано, какие лекарства мне рекомендованы. Она все равно потребовала рецепт. Пришлось ехать в больничный комплекс, хотя у меня даже на автобус денег не было. Я приехал в больницу, мне там сказали, что могут выписать только бесплатные лекарства, но я объясняю им, что эти лекарства мне перестали помогать, нужны более сильные, то есть те, которые в выписке из больницы. В итоге выяснилось, что для получения нужных мне медикаментов, нужно пролежать в кардиологическом центре в Иркутске. Чтобы туда поехать, нужны деньги хотя бы на билет, а их у меня не было. Я снова пришел к Денисовой, она сказала, что ничем не поможет. Вот такая мне была оказана «помощь». Я еще несколько раз ходил туда, мне отвечали: «Извини, деньги закончились, пропали куда-то, лекарства мы тебе не дадим. С работой и всем остальным тоже не можем помочь». Я перестал туда ходить, потому что толку все равно нет. Сейчас по-прежнему живу с семьей на Стекольном, 54, снимаю там комнату. Пытаюсь заработать, чтобы проплатить за комнату, за свет. Но без постоянной прописки работу более или менее нормальную найти сложно. Когда это малосемейное общежитие обслуживала компания Чередниченко Галины Андреевны, я работал у неё электриком, хоть зарплата не большая была, но своей качественной работой нашел клиентов, сейчас выживаю за счет этого, также помогают неравнодушные жители Стекольного.

     

    Мир не без добрых людей

    В марте 2015 года у Григория Сергеевича случился второй инфаркт, на «скорой» его увезли в больницу. Жена тоже оказалась в больнице, ребенок остался один, и Центр помощи семьи и детям забрал малыша, которого потом увезли в приют аж в Усолье-Сибирское. А вот забрать оттуда ребенка у Григория Сергеевича возможности не было из-за отсутствия денег на дорогу. И обратиться за помощью было не к кому. Ситуация безвыходная – работы нет, жить не на что, ребенок в приюте, жена болеет.

    - Но мир все-таки не без добрых людей, - говорит Григорий Сергеевич, - судьба свела меня с Николаем Михайловичем Парамоновым. Он мне помог привезти ребенка из Усолья–Сибирского, помог мне с постоянной пропиской. Этот вопрос решен, теперь надо двигаться дальше, оформлять гражданство, устраиваться на работу. Для этого мне нужно все-таки пролежать в Иркутске, в кардиологии, подтвердить инвалидность, так как я её получал на Украине, а это другое государство. Если инвалидность подтвердиться, то мне пообещали в таком случае предоставить работу в «Энергосбыте». А когда смогу оформить гражданство, уже будет пенсия по инвалидности. Так что сейчас я зарабатываю средства на то, что ехать в Иркутск, чтобы собрать необходимые документы. То есть, я не собираюсь сидеть, сложа руки, пытаюсь достойно выйти из этой ситуации и не дать моей семье умереть голодной смертью.

     

    Как говорится, спасение утопающих, дело рук самих утопающих. Чиновники, от которых зависит решение того или иного вопроса, в итоге, умывают руки и прикрываются должностными инструкциями. Приходится действительно уповать на Бога, как посоветовала Григорию Орлову вице-мэр Тулуна.

    Впрочем, в подобной ситуации, когда люди пытаются выжить, оказался не один Григорий Орлов. Приехавшие в Тулун в 2014 году граждане Украины тоже столкнулись со многими проблемами. Да, поначалу помощь, и достаточно хорошая им была оказана, да и по сей день добрые люди помогают беженцам кто, чем может. Однако есть и другие проблемы, связанные с работой, с оплатой труда, просто с человеческим отношением, вот только рассказать об этом люди боятся, потому что столкнулись чуть ли не с угрозами в свой адрес, если они обратятся в редакцию именно нашей газеты с жалобами. Такие они, реалии тулунской власти. 

    Анастасия Бронникова


    Просмотров: 605 | Добавил: kompas-tv | Рейтинг: 2.8/4
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Интересное от КОМПАС ТВ












    КОМПАС ТВ в Твиттере

    Вверх