Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS

Воскресенье, 23 Июл 2017, 06:52

Поиск
Поделиться в соцсетях
Меню сайта
Погода в Тулуне
Тулун
-21°C
Топ новостей
  • Популярные новости
  • Обсуждаемые новости
  • Высокая оценка читателей
  • Следите за новостями

      В Твиттере
      ВКонтакте
      Подписаться на RSS
    Вход на сайт
    Логин:
    Пароль:
    Новые комментарии
    Архив записей
    Виджет для Яндекса

    добавить на Яндекс
    Статистика

    Главная » 2015 » Ноябрь » 20 » Хотели как лучше, а получилось - как всегда
    13:39
    Хотели как лучше, а получилось - как всегда
    Хотели как лучше, а получилось - как всегда

    Отказ в установлении статуса инвалида, в том числе и детям, в последнее время не является из ряда вон выходящим событием. Случаи, когда детям отказывают в оформлении справки об инвалидности, порой даже без каких бы то ни было особых оснований, происходят довольно часто.

     

    Подход государства к проблеме изменился

    Так, например, в Северной Осетии мальчику, у которого отсутствуют в результате врожденной патологии с одной стороны грудной клетки ребра и легкое защищено только кожей, отказали лишь на том основании, что у него ничего не болит. Теперь родителям мальчика приходится приобретать за свой счет специальные корсет и обувь, которые ранее ребенок получал бесплатно, на основании справки об инвалидности. А без них ребенок может стать настоящим инвалидом.

    Все чаще встречаются случаи отказов в оформлении справки об инвалидности при очевидных показаниях – неизлечимые заболевания детей-инвалидов, отсутствие органов и другие очевидные тяжелые заболевания (в том числе сахарный диабет, генетические заболевания, онкология и др.), понижение групп и категорий, лишение уже имеющейся инвалидности. Встречаются и случаи отказов в предоставлении статуса инвалидности даже детям с синдромом Дауна. Подобное отношение к особым категориям, которым нужна усиленная защита и поддержка государства, непременно отразится на количестве детей-отказников при их рождении в сторону увеличения.

    Изменился и подход государства к закупке необходимых средств реабилитации. Скажем, если раньше инвалид мог сам купить подходящую себе коляску, а Фонд социального страхования (ФСС) потом компенсировал затраты, то сейчас размер компенсации на порядок снизился.

    Медико-социальная экспертиза (МСЭ) – обязательная процедура при получении инвалидности. Именно эта комиссия определяет трудоспособность человека, льготы и размер пенсии. Мнения экспертов часто не совпадают с мнениями инвалидов и их близких – есть много заявлений о том, что пациенту присвоили слишком «легкую» группу.

    До сих пор специалисты МСЭ руководствовались разрозненными документами для оценки степени нарушений в организме, а также собственными воззрениями на тот или иной случай. С нового года действуют новые стандарты медико-социальной экспертизы, единые для всех регионов Российской Федерации.

    Новый приказ Министерства труда и социальной защиты № 664 «О классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы» выпущен для того, чтобы сделать процедуру более понятной, объективной, и он устанавливает более четкие количественные показатели оценки степени нарушений в организме человека.

    Однако, именно в соответствии с этим приказом и взрослым, и детям всё чаще стали отказывать в оформлении инвалидности

     

    Тулун не стал исключением

    Тем не менее, защитить свои права и обжаловать решение медико-социальной экспертизы, возможность есть. Именно об этом речь пойдет ниже.

    5 ноября в здании детской поликлиники заседала медико-социальная комиссия, оформлявшая детей из Тулуна и Куйтуна на инвалидность. В общей сложности, за один комиссией было осмотрено более 30 детей – первичных и повторных. Отказали 6 ребятишкам. Многие родители после этого пребывали в растерянности и не знали, что делать дальше, ведь ребенок не стал здоровым, словно по мановению волшебной палочки, за время, прошедшее с момента предыдущей экспертизы.

    - Комиссия МСЭ приезжает раз в квартал, - говорит заведующая детской поликлиникой Галина Никитина. – С апреля в нашем городе работает только ангарское бюро МСЭ, раньше приезжали также и из Саянска. Дети, после предварительного обследования, подтверждения того, что они по состоянию здоровья ограничены в возможностях, у них функциональные нарушения, требующие оформления пособия по инвалидности, проходят медико-социальную комиссию. Мы за две недели до приезда МСЭ передаем списки

    оформленных детей, у родителей есть документ, где указан срок прохождения ребенком комиссии. Плюс, вся информация есть в сети интернет, также указан график посещения комиссии. С этого года несколько изменился приказ дающий право на оформление инвалидности в сторону ужесточения, поэтому есть случаи, когда ребенку отказывают в оформлении инвалидности. То есть, теперь право на инвалидность дают более выраженные функциональные нарушения. А вообще в Тулуне от 2,3 до 2,5 процентов от общего числа детей. По возрасту преобладает количество детей инвалидов в возрасте от пяти до девяти лет. Например, в прошлом году 18 процентов было детей-инвалидов именно этой возрастной категории. Есть  и совсем маленькие дети. Трудно сказать, в чем может быть основная причина инвалидности у детей в Тулуне - надо исходить из того, какое заболевание является ведущим. Сказывается также особенность нашего города, района: у нас находится три спецучереждения, дети из них в основном оседают здесь. Это и вредные привычки, и наследственность, и внеплановая беременность. Есть детки, родители которых вроде бы здоровы, но заболевание может передаваться и через поколение.

     

    Родители ждали и надеялись

    Заседание комиссии проходило с раннего утра до позднего вечера. Сначала у родителей брали документы ребенка, которые изучались, затем нужно было написать заявление, и только спустя некоторое время вызывался сам ребенок на прием медико-социальной комиссии. В итоге, ожидание затягивалось почти на целый день, хотя членами комиссии после сбора документов назначалось конкретное время, когда нужно было вновь прийти и написать заявление, однако почти все предпочитали не уходить или уезжать домой, оставаясь на месте. Если же учесть, что были дети и из Куйтуна из Тулунского района, то понятно, почему мало кто предпочитал покидать здание поликлиники.

    - Раньше комиссия МСЭ проводилась в Куйтуне, - рассказывает Яна П., жительница Куйтунского района, мама десятимесячного ребенка. – Приезжала комиссия из Саянска. Понятно, что нам было удобнее, чем сейчас, когда приходится ездить в Тулун. Не всегда, к сожалению, указывается конкретный адрес, номер документа, хочется, чтобы информация была более доступной и расширенной. Число приезда комиссии мы, конечно, знаем, но порой не всей информацией владеем. И еще, при саянской комиссии мы заходили в порядке живой очереди. То есть, я приезжала утром, занимала очередь, заходила с ребенком и отдавала документы одновременно. А сейчас отдаем документы, потом заявление, а потом уже вызывают ребеночка. То есть, приходится очень долго ждать.

    Как пояснила председатель комиссии МСЭ Тегунова Марина, сначала комиссии необходимо детально и внимательно изучить документы, потому что не всегда состояние ребенка соответствует написанному, не всегда документы должным образом оформлены, может не хватать каких-то справок, анализов и прочее. Поэтому у родителей и собирали документы, обозначая время, когда примерно их изучение будет закончено, чтобы дети не находились весь день в больнице. «Можно было, - говорит Марина Юрьевна, - сначала привезти документы, а потом уже, к назначенному времени приехать с ребенком, однако, ввиду того, что многие дети проживают не в Тулуне, родителям подобный вариант был не очень удобен. Да и те, кто проживает в Тулуне, тоже не уезжали домой.

    - Находимся здесь с полседьмого, - рассказывает Елена из Тулуна, мама ребенка с очень тяжелым заболеванием. - Ребенка не покормить, негде переодеть. Есть комната матери и ребенка, но там не особо комфортно. Раньше занимали живую очередь, я знала, что если приеду в шесть утра, значит пройду. А здесь даже не пойму организации. Сначала документы отдаем, ждем, потом я отдаю заявление, потом с ребенком зайду, чтобы его осмотрели. Мне кажется, что сначала надо бы ребенка осмотреть. Моему сыну 4 года, комиссию проходим каждый год. Хочу еще сказать, что стало очень плохое обеспечение средствами реабилитации, порой даже с подгузниками проблемы, например, в течение года их не выдавали. Фонд социального страхования, считаю, плохо работает в этом плане.

     

    Обжаловать решение можно

    Как уже говорилось выше, после заседания комиссия МСЭ отказала в оформлении инвалидности шести детям. Из 15 детей, пришедших на прием впервые, одному ребенку отказали по постановлению № 95, так как не прошел положенный срок после операции. Остальные дети, которым было отказано, были из категории повторного обследования. Причины были самые разные. Например, как рассказывает Анна, мама 11-летней девочки, дочке отказали в инвалидности из-за того, что у ребенка наблюдаются кое-какие улучшения, хотя это не говорит о полном выздоровлении. Заболевание у девочки ортопедическое, она пережила три сложнейших операции, улучшения, конечно, есть, но, чтобы излечиться окончательно и восстановить двигательные функции, нужна регулярная реабилитация. Причем, в санаторных условиях, когда все необходимые процедуры проводятся в комплексе.

    - Сложно понять, на каком основании отказывают в инвалидности, - говорит Анна. – Но ребенок в этом случае теряет право на поездку в реабилитационный центр, чтобы хоть как-то его подлечить, не предоставляются бесплатно средства реабилитации. Очень сложно получить стало документ  об инвалидности, хотя даже на первый взгляд, без всяких справок, видно, что ребенок больной. Моей дочери сняли инвалидность, как и некоторым другим ребятишкам. В принципе, меня даже особо и слушать не захотели, ничего толком не объяснили, что мне делать в этом случае. Лишь только посоветовали обратиться к секретарю комиссии, когда я сказала, что буду обжаловать решение МСЭК. Секретарь мне дала бланк заявления на обжалование, я более подробно ознакомилась с приказом № 664 и написала заявление в главное бюро медико-социальной экспертизы, в Иркутск. Ждали, что оттуда позвонят и пригласят на повторное обследование, но 13 ноября, буквально через неделю после комиссии, мне из Ангарска позвонил доктор, который осматривал дочку, и сказал, что документы наши пересмотрели и продлили инвалидность ребенку на год. В итоге, я снова могу её отправить в реабилитационный центр, что стало возможным при наличии справки об инвалидности. Мы ездим в «Сосновую горку» два раза в год, причем, очередная поездка назначена на 16 декабря. Конечно, и без справки я смогла бы отвезти туда дочь, но уже просто по медицинским показаниям, при наличии путевки. Но это уже не гарантия того, что она точно сможет туда попасть. А так ребенок находится в списке нуждающихся, ему уже, можно сказать, путевка забронирована. Хочу сказать, что в подобных реабилитационных центрах ребенку на самом деле лучше становится.

    Остальным родителям, детям которых отказали в оформлении инвалидности, я бы посоветовала также обратиться в главное бюро МСЭ и попытаться обжаловать решение ангарской комиссии. Например, маме Дианы Козик, может, она мне позвонит, и я подскажу, как действовать дальше. Этой девочке тоже отказали в инвалидности, мама была в растерянности, и мне очень хочется ей помочь.  

     

    Нет четких критереев

    Как отмечают юристы, с точки зрения юриспруденции в плане оформления инвалидности мало что изменилось. По-прежнему весь механизм оформления инвалидности регламентируется Министерством труда и порядком, который утверждается правительством Российской Федерации. Министерство труда разрабатывает методические материалы. Что касается содержания, то да, сделана попытка ввести более объективные медицинские критерии, по которым человеку может быть присвоена та или иная группа инвалидности. Хотя сама форма прохождения медико-социальной экспертизы не претерпела изменения.

    Но есть определенные проблемы. Например, если человеку по ИПР полагается техническое средство реабилитации, помогающее ему передвигаться, то 1-ю группу он уже не получит. Если говорить о неврологии, то чтобы человеку теперь дали 1-ю группу, он должен просто лежать да еще сотрясаться в эпилептических приступах. То есть, если эпилептических припадков нет, то дадут уже 2-ю группу. Нет четких критериев. Их и не может быть – ведь у каждого человека это все очень индивидуально. Собственно, все подробности изложены в приложении к приказу №664н, которое называется «Классификация критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы». В этом приложении к новому приказу очень много привязок к конкретным заболеваниям. Раньше этого не было. Но что делать людям, которые некоторые функции утратили, но точный диагноз врачи им установить не могут? Еще подробно расписана вся клиническая симптоматика. И человек должен все это очень хорошо выучить, чтобы знать, какой диагноз ему должны поставить врачи для получения им той или иной группы инвалидности.

    Попытка внести большую объективность при определении группы инвалидности сделана, но, в результате, все равно многое оставлено на усмотрение конкретной комиссии. То есть с юридической точки зрения не произошло усиления правовой позиции человека, претендующего на инвалидность.

    Кроме того, решения бюро, главного бюро, Федерального бюро могут быть обжалованы в суд гражданином (его законным представителем) в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, хотя судебная практика в сфере обжалования решений МСЭ на сегодняшний день крайне бедна, потому что очень мало независимых экспертов, имеющих право на выдачу соответствующих заключений. Тем не менее, не стоит исключать и эту попытку, чтобы защитить свои права или права своего ребенка.

    Подытоживая вышесказанное, стоит заметить, что если перед государством действительно стоит задача улучшения качества инвалидов, то необходимо на законодательном уровне обеспечить их нормой права, при которой они могут быть спокойны за необходимую им социальную поддержку. Нужно, чтобы медицина и социальная защита работали вместе. А пока что в результате появления нового приказа Министерства труда снижается уровень инвалидизации. Соответственно, меньше бюджетных средств тратится на меры социальной поддержки населения. Только эта экономия вряд ли повысит жизненный уровень.

     Анастасия Бронникова


    Просмотров: 1036 | Добавил: kompas-tv | Рейтинг: 2.0/3
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Интересное от КОМПАС ТВ












    КОМПАС ТВ в Твиттере

    Вверх