Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS

Понедельник, 20 Ноя 2017, 01:34

Поиск
Поделиться в соцсетях
Меню сайта
Погода в Тулуне
Тулун
-21°C
Топ новостей
  • Популярные новости
  • Обсуждаемые новости
  • Высокая оценка читателей
  • Следите за новостями

      В Твиттере
      ВКонтакте
      Подписаться на RSS
    Вход на сайт
    Логин:
    Пароль:
    Новые комментарии
    Архив записей
    Виджет для Яндекса

    добавить на Яндекс
    Статистика

    Главная » 2017 » Январь » 30 » Красиковы: история Тулуна в истории одной семьи
    13:32
    Красиковы: история Тулуна в истории одной семьи
    Красиковы: история Тулуна в истории одной семьи

    В преддверии 90-летия нашего города мы начинаем цикл рассказов о его жителях – известных в городе, области, стране или незнакомых большинству тулунчан, но их вклад в развитие города был не меньшим, чем у тех, кто каким-либо образом прославил наш родной Тулун. Это меценаты прошлого и настоящего, интеллигенция и рабочие, уроженцы Тулуна и приезжие – ссыльные, переселенцы, но они причастны к становлению и развитию города.

    Среди таких людей Красиковы, Франскевичи, Сбойченко. Эти фамилии связаны родственными узами.

    Сохранилась родословная, написанная тулунчанкой Марией Александровной Сбойченко, эти записи затем продолжили её дочери Тамара Михайловна и Агнесса Михайловна.

    Бабушка Марии Александровны Матрена Андреевна вышла замуж за поляка Леонарда Иосифовича Франскевича, который в 1881 году был сослан на каторгу в Братский острог, а затем жил на поселении в селе Тэмь.

    Кстати, первые политические ссыльные поляки стали прибывать в ВС вслед за декабристами. Это были участники национально-освободительного восстания 1830 г. Система их распределения в Сибири только складывалась, поэтому местные власти нередко были просто не осведомлены, каким образом и где надлежит организовывать их быт и работы. Так произошло, например, с Юзефом Сасиновичем, шляхтичем из-под Белостока, осужденным в «одну из крепостей Восточной Сибири» за участие в «деятельном и ревностном способствовании к распространению возмутительных преднамерений», а проще, за укрывательство участников восстания. Когда-то Сасинович сражался под знаменем Наполеона, был ранен, ослеп, в Сибирь отправился в сопровождении слуги крестьянина Адама Белявского. Уже в 1834 г. поляки прибыли в Иркутск, а отсюда, за неимением в губернии «крепостей», были отправлены в Петровский Завод.

    Самых больших размеров достигла польская ссылка после подавления национально-освободительного восстания 1863–1864 гг. По разным источникам, в Сибирь за три года было отправлено от 18 до 22 тысяч польских патриотов. Часть ссыльных отбывали наказание в Восточной Сибири, в частности, на Нерчинской каторге, а затем выходили на поселение в Западное Забайкалье.

    Сколько поляков было сослано в Западное Забайкалье после событий 1863 г., точных данных нет. Из «Отчета о состоянии Забайкальской области за 1865 год» следует, что по случаю происходивших беспорядков в Царстве Польском, только в Забайкальскую область и только за один год выслано «для употребления в каторжные работы на Нерчинских заводах 1595 политических преступников», которые  были размещены частью в заводских зданиях, частью в зданиях, принадлежащих военному ведомству. [ГАИО. Ф. 2 О числе польских ссыльных в округах ИГ можно судить по следующим цифрам за 1871–1872 гг.: в Иркутском округе политических 794; Нижнеудинском – 290; Балаганском – 1090; Киренском – 43 и Верхоленском – 66, а всего – 2778 человек.4. Оп. ОЦ. Д. 686: ГАИО. Ф. 24. Оп. ОЦ. Д. 81.]

    Если русский уголовный или политический ссыльный рвались из Сибири в Европейскую Россию, рассматривая ссылку как временное удаление из привычной среды, то поляки на месте поселения без промедления пускали прочные корни – обзаводились добротной усадьбой, домашним скотом, активно искали занятие своим способностям. Здесь они создавали семьи, растили детей, занимались предпринимательством, делали служебную карьеру. Подобное случилось и с Леонардом Фраснкевичем. Это был очень талантливый, образованный молодой человек из дво­рянской семьи. Свое мастерство он передавал жителям этого сурового и малообжитого уголка нашей страны: учил резьбе по дереву, устраивал читательские вечера, на которых не только читал различную литературу, но и учил грамоте местных жителей. В свободное время с ребятишками играл в различные игры, рассказывал им о жизни других народов. За его доброту и отзывчивость в селе его очень полюбили.

    Тем не менее, Матрена, полюбив ссыльного поляка, пошла против воли родителей, так как отец наотрез отказался выдавать дочь замуж за «каторжанина, поганого ляха». Поэтому девушка решилась на побег из родительского дома. Матрена и Леонард обвенчались и поселились в Тулуне.

    Здесь, на Покровской улице (ныне Советская) жил известный купец Федор Иванович Красиков с женой и сыном Александром. У Красиковых был большой дом, состоявший из двух половин: горницы и кухни, соединенных между собой теплым коридором. В горнице было три комнаты и большая зала, в кухне – большая комната и столовая. Усадьба Красиковых находилась на территории, где позже было открыто Тулунское медицинское училище. Уже после революции Красиков передал усадьбу и дом в дар городу.

    Семья была зажиточной, об этом можно судить по фотографии, на которой изображен Саша на велосипеде, что в те времена было настоящей редкостью в такой глубинке. Велосипед был одним из первых в Тулуне.

    Саша закончил Тулуновское двухклассное училище. Он слыл человеком образованным, работал сельским писарем. Кроме того, Александр Красиков обладал чудесным голосом. «Чтобы послушать соло Красикова, собирались в церковь не только тулунчане, но и приезжие из деревень… Саша был душой общества: певец, плясун, отсроумный собеседник. На одной из вечерок он встретил красавицу Дунюшку Франскевич» (из воспоминаний М. А. Сбойченко). Через некоторое время в дом Франскевич пришли сваты, родители шестнадцатилетней Дуни дали согласие на венчание с Александром Красиковым. «Нарядили её в белое платье, фату. Как сказочная принцесса вошла она в церковь, в метриках ей прибавили год, чтобы можно было обвенчать. Евдокия, поселившись в доме Красиковых, превратила его в уютный уголок, сменив деревенскую обстановку на новую. На вечера к ним собиралась местная интеллигенция» (из воспоминаний М. А. Сбойченко).

    Семья Красиковых вела активный образ жизни и жила дружно и счастливо. Родили шестерых дочерей и двух сыновей. Однако сын Виктор умер, затем трагически погиб сын Андрей. Сестры Красиковы выросли, получили достойное образование. Мария с золотой медалью окончила Нижнеудинскую гимназию, поступила на учительские курсы. Таисия, Серафима и Тамара тоже стали учителями. Лидия и Елизавета работали воспитателями. Сестры очень были дружны между собой. По вечерам молодежь собиралась в городской саду, устраивали концерты. Сестры Красиковы унаследовали от отца певческий талант, их прекрасные голоса люди слушали с удовольствием.

    И вот в жизни Марии Красиковой появился видный донской казак Михаил Георгивич Сбойченко – высокий, красивый, косая сажень в плечах. В Сибири он оказался во время Гражданской войны, служил Комендантом Донской конной дивизии с 1920 года.

    Стоит отметить, что в ходе Гражданской войны казачьи области стали главной опорой Белого движения, а впоследствии крупной частью белой эмиграции. Многие казаки также были на стороне большевиков, но во время и после войны казачьи области подверглись крупным гонениям до середины 1930-х. В ходе Второй мировой войны казаки воевали как на стороне СССР, так и нацистской Германии. Казачество практически перестало выделяться среди остального населения СССР после хрущёвской оттепели

    Михаил стал часто захаживать в дом Красиковых, «чтобы съездить с Александром Федоровичем на рыбалку, охоту, помочь наколоть дров. Гордился Александр Федорович таким помощником. И вот однажды Михаил попросил руки Марии. Родители были рады, Мария тоже была согласна, так как полюбила она донского казака. Вскоре у них родились две дочери – Агнесса и Тамара. Молодая семья уехала в Минусинск. Это были светлые, радостные дни. Отец служил в штабе, обучал молодых казаков, мама также работала при штабе бухгалтером. Жили дружно, в доме всегда были мир, уют, чистота» (из воспоминаний сестер Сбойченко). В письмах в Тулун родителям Мария Александровна подробно описывала свою семейную жизнь, и радовались Александр Федорович и Евдокия Леонардовна за свою старшую дочь.

    Однако счастье было недолгим – началось притеснение казачества. Когда Михаил Сбойченко узнал, что его с семьей собираются отправить на Колыму, он, не выдержав столь ужасных новостей, застрелился. В предсмертном письме жене Михаил Георгиевич написал: «…Я не могу допустить, чтобы мои дети скитались по лагерям». Мария Александровна с детьми вернулась в Тулун.

    Агнесса поступила в школу № 5. В школе она была активисткой, состояла в совете пионерской дружины. Родители воспи­тали её честной, ответственной, отзыв­чивой, целеустремленной, искренне любившей свой край и Родину.

    В годы Великой Отечественной Войны, как и весь советский народ, она как могла, вносила свой вклад в победу. Вот как об этом времени вспоминает Агнесса Михайловна: «Жили мы на территории военного объекта № 435. Вечерами вместе с подругами собирались в одной из изб, вязали тёплые вещи для солдат, писали письма, шили кисеты. Всё это в посылках отправляли на фронт. Часто после школы, весной и осенью помогали старшим убирать с полей урожай. Никто не чувствовал устало­сти, ведь мы знали, что это нужно для нашей победы. Однажды, в марте 1943 года по радио объявили, что высадился диверсант. Людей призвали к осторожности, и в случае встречи с незнакомцем сообщить властям.

    Вечером я возвращалась из клуба по лесной тропинке домой. Вдруг ко мне подошёл молодой человек высокого роста. Одет он был в пальто, на голове папаха, а на ногах белые бурки, и спросил дорогу на военный завод. Я сразу обратила внимание на его внешний вид, потому что местные жители ходили в стёганках и подшитых валенках, и  указала ему дорогу в обратном направлении, а сама бегом побежала в штаб. Диверсант был задержан. У него оказалась карта Иркутской области со всеми военными объектами. На школьной линейке  местные власти рассказали всем детям об этом поступке, а мне вручили памятный подарок и написали статью в газете».

    Окончив школу, Агнесса поступила в медицинское училище, по окончании которого работала в районной больнице фельдшером, вышла замуж за Сморкалова Евгения Петровича, вырастила двоих сыновей.

    Даже находясь на заслуженном отдыхе, вела активный образ жизни. В свободное время пишет стихи, часто встречалась со школьниками, которым рассказываала о своей юности, учила детей доброте и милосердию, оказывала помощь престарелым жителям поселка, в котором жила, была участником местного фольклор­ного ансамбля. В 2002 году, попав в автомобильную катастрофу, она получила тяжелую травму, в результате которой ей стало тяжело передвигаться. Однако ученики местной школы не забывали Агнессу Михайловну, часто навещали её, помогали в домашнем хозяйстве, знакомились с её новыми стихами.

    Хотелось бы, чтобы откликнулись родственники людей, о которых было рассказано выше, чтобы была возможность рассказать о потомках Красиковых, Сбойченко, Франскевич, как и где они живут в настоящее время, чем занимаются.

     

    Подготовила Наталья АСТАХОВА

    Материал предоставлен хранителем краеведческого музея г. Тулуна Инной Красновой


    Просмотров: 2002 | Добавил: kompas-tv | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Интересное от КОМПАС ТВ












    КОМПАС ТВ в Твиттере

    Вверх