Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS

Понедельник, 20 Ноя 2017, 01:53

Поиск
Поделиться в соцсетях
Меню сайта
Погода в Тулуне
Тулун
-21°C
Топ новостей
  • Популярные новости
  • Обсуждаемые новости
  • Высокая оценка читателей
  • Следите за новостями

      В Твиттере
      ВКонтакте
      Подписаться на RSS
    Вход на сайт
    Логин:
    Пароль:
    Новые комментарии
    Архив записей
    Виджет для Яндекса

    добавить на Яндекс
    Статистика

    Главная » 2014 » Апрель » 10 » В деле об убийстве Александра Ходзинского точка не поставлена
    11:51
    В деле об убийстве Александра Ходзинского точка не поставлена
    В деле об убийстве Александра Ходзинского точка не поставлена

    3 и 4 апреля в Иркутском областном суде рассматривалась апелляция на решение Тулунского городского суда о вынесении Геннадию Жигареву обвинительного приговора в связи с убийством журналиста и общественника Александра Ходзинского. Наказание Жигареву суд вынес в виде ограничения свободы на срок один год 10 месяцев, посчитав, что убийство было совершено в состоянии аффекта (статья 107, ч 1 УК РФ).
    Потерпевшая сторона подала апелляцию на столь мягкий приговор в отношении убийцы. В свою очередь, Геннадий Жигарев посчитал данное наказание слишком строгим, а сумму материальной компенсации в 1 млн. 250 тыс. рублей - чрезмерно завышенной. Таким образом, адвокат Жигарева Максим Орешкин выступил с апелляцией об отмене решения Тулунского городского суда и снятия с его подзащитного каких-либо вообще обвинений «в связи с отсутствием состава преступления». Главным аргументом адвоката было то, что якобы Жигарев действовал в состоянии необходимой обороны.

    Заседание апелляционного суда началось утром 3 апреля. Пострадавшую сторону представляли президент Фонда Ю.А. Ножикова Юрий Курин и адвокат Римма Суворова. Присутствовал внук Александра Ходзинского Владимир, представителем вдовы журналиста выступил также руководитель аппарата Уполномоченного по правам человека в Иркутской области Владимир Ковалев.
    Геннадий Жигарев не счел нужным посетить заседание суда, хотя у потерпевшей стороны имелся ряд вопросов к обвиняемому. Адвокат Орешкин при рассмотрении ходатайства о допросе Жигарева сообщил, что тот не намерен давать показания.

    Защита требует отменить приговор Тулунского суда
    В целом, весь процесс вызвал недоумение и удивление у присутствовавших в зале журналистов и представителей общественности. Уже только то, что практически любое ходатайство, выдвигаемое потерпевшей стороной, отвергалось безоговорочно, за редким исключением, и прокурором, и судьей, наводило на весьма печальные размышления по поводу исхода данного дела. И судя по всему, в пользу подсудимого. С другой стороны, суд и прокурор поддерживали все заявленные адвокатом Жигарева ходатайства, даже столь несуразные, как подтверждение от имени Союза журналистов о том, что Александр Ходзинский не был членом этой организации. Судья посчитал данное обстоятельство весьма важным.
    Адвокат обвиняемого Максим Орешкин постарался представить дело таким образом, чтобы убийство Александра Ходзинского выглядело как бытовое, не имеющее никакого отношения к профессиональной и общественной деятельности погибшего.
    По новой версии защиты, Жигарев поехал утром 7 июля 2012 года к Ходзинскому лишь для того, чтобы мирно поговорить и положить конец судебным тяжбам. События же, по словам адвоката Максима Орешкина, стали развиваться так, что Жигарев якобы был вынужден защищать свою жизнь, так как журналист Ходзинский, будучи, по версии адвоката Орешкина, выше ростом и крупнее телосложением, чем Жигарев, сам напал на приехавшего с палкой и кирпичом, оскорблял его, кричал «завалю, убью», пытался ударить, чуть ли не убить. Поэтому Жигарев и действовал в порядке необходимой обороны, убив при этом, совершенно случайно, пожилого человека, по иронии судьбы, оказавшимся тем, кто причинил семье Жигаревых столько неудобств в ведении бизнеса.
    При этом почему-то был опущен тот факт, что сам Жигарев приехал на встречу с газовым баллончиком и ножом, кроме того, в его машине имелись топор и резиновый шланг.
    Таким образом, сторона защиты потребовала отменить приговор Тулунского городского суда и вынести Жигареву оправдательный приговор в связи с отсутствием состава преступления, также отказать в удовлетворении гражданского иска (выплата компенсации морального вреда потерпевшей стороне).

    Это было не бытовое убийство
    По словам адвоката потерпевшей стороны Риммы Суворовой, в ходе расследования дела и рассмотрения его в суде были допущены многочисленные нарушения и ошибки. Однако, ходатайство о возвращении дела в прокуратуру, заявленное в ходе процесса представителем Галины Ходзинской, суд не счел нужным удовлетворить, несмотря на то, что описание произошедшего убийства соответствует только версии обвиняемого и существенно расходится с показаниями единственного незаинтересованного свидетеля Чесноковой, что является доказательством субъективности и предвзятости.
    - Следователь пришел к выводу, - отметила Римма Суворова, - что Жигарев совершил убийство в состоянии аффекта, вызванного тяжким оскорблением, полученным от потерпевшего и в связи с его систематическими противоправными и аморальными действиями. Однако эти действия не были установлены судом или следственными процессуальными документами. Тот факт, что Ходзинский нанес обвиняемому тяжкое оскорбление, зафиксирован исключительно по показаниям Жигарева, и ничем иным не подтвержден. В целом же, по выводам следователя, противоправная деятельность убитого заключалась именно в публикации разоблачительных материалов в местной и областной прессе. Я, в свою очередь, прошу суд приобщить к апелляционной жалобе справку о том, что Ходзинский являлся внештатным корреспондентом газеты «Компас TV», а также тесно сотрудничал с другими изданиями, что доказывает факт его принадлежности к профессии. Кроме того, имя Ходзинского занесено в список убитых российских журналистов. Таким образом, Александр Ходзинский исполнял свой профессиональный долг, выступал с публичной критикой должностных лиц в газете, что подтверждается многочисленными публикациями и свидетелями. Однако, следствие и суд не сочли нужным увидеть связь между убийством и профессиональной деятельностью Ходзинского. Сомнительны и «мирные» мотивы приезда Жигарева к Ходзинскому с газовым баллончиком и ножом в машине.
    Также адвокат отметила еще один немаловажный факт того, как несколько свидетелей, прежде, чем давать показания, следователю, были опрошены адвокатом Жигарева Орешкиным, и далее, уже в кабинете следователя, давали показания в присутствии того же адвоката убийцы. Не менее интересно и другое обстоятельство: каким образом человек с психическим заболеванием (как установил Тулунский городской суд) занимал пост заместителя мэра г. Тулуна.
    - Мы имеем дело не просто с бытовым случаем - убит журналист, исполнявший свой долг, - сказала Римма Суворова. – И мы видим массы пробелов в материалах дела. Показания Жигарева противоречивы: в одном протоколе он говорит, что Ходзинский побежал на него с кирпичом, в другом – что тот стал выковыривать кирпич и потом напал на Жигарева. Однако, ни группа расследования, прибывшая сразу же на место преступления, не обнаружила кирпича, не видела его и свидетельница. Жигарев побежал к машине за ножом и газовым баллончиком – почему же, если была угроза его жизни, он просто не сел в машину и не уехал? Почему не были сопоставлены физические данные убитого и обвиняемого, не был проведен следственный эксперимент с участием статиста? Получается, что Ходзинский сам прыгал на нож, что Жигарев как бы и удары не наносил – убитый сам пять раз наткнулся на острое лезвие, от чего и умер. Но мы считаем, что показания единственного свидетеля убийства Чесноковой – верны, поскольку в них больше логики, чем в картине событий, представленной стороной защиты.
    Кроме того, выяснилось, что экспертизу самого Жигарева проводила сестра адвоката Орешкина. Однако, адвокат этот факт не подтвердил, а суд счёл возможным поверить ему на слово.

    В деле нарушен принцип состязательности сторон
    - В ходе судопроизводства по делу (как на стадии предварительного следствия, так и в суде первой инстанции) был грубо нарушен принцип состязательности сторон, - заявил представитель вдовы Ходзинского Владимир Ковалев. - Это выразилось в том, что следователь, который занимался расследованием дела, ввел в заблуждение потерпевшую - вдову Ходзинского: он сообщил ей, что потерпевшим по делу может быть только один человек. И таким потерпевшим был признан Владимир Ходзинский, внук убитого, а вдове в этом статусе отказали. И только после ее обращения к уполномоченному по правам человека в Иркутской области и последующей отмены вынесенного постановления она смогла воспользоваться моей помощью как представителя в суде. Мною отмечена необъективность в расследовании дела. Практически все ходатайства защиты Жигарева были удовлетворены без каких-либо возражений со стороны следствия, а все ходатайства, заявленные пострадавшей стороной, были следователем отклонены. При этом следствие даже не утруждало себя мотивировкой этого отклонения. Галина Владимировна Ходзинская (потерпевшая) просила следствие выяснить, не является ли мотивом совершенного преступления желание обвиняемого скрыть истинное положение дела со строительством торгового центра «Созвездие». Но этого не было сделано. Кстати, до сих пор никто не потрудился исполнить предписание прокуратуры Иркутской области и проверить, из чего же строился ТЦ «Созвездие». Поручение прокуратуры области не выполнено, и сегодня юридически мы не можем говорить, что есть установленный факт, что там все по закону. Однако, весь город Тулун знает, что этот объект построен из бывших в употреблении шпал.
    Как отметил Владимир Ковалев, это не было бытовым убийством, как представлено в приговоре Тулунского суда. Это было убийство на почве идеологических противоречий. С одной стороны человек, который выступает в защиту общественных интересов, интересов жителей города, выступает бескорыстно, без какой-либо личной выгоды. С другой стороны - Жигарев и его супруга, предприниматели, действующие исключительно в своих личных меркантильных интересах и, зачастую, с нарушением закона. В материалах дела есть доказательства того, что гражданка Жигарева неоднократно привлекалась к административной ответственности и не раз выступала ответчиком в суде, неоднократно ее действия признавались незаконными. И все это было связано с предпринимательством. Сам Жигарев тоже не был «белым и пушистым»: в материалах дела имеется письмо бывшего мэра Тулуна (на тот момент – непосредственного начальника Жигарева) Виктора Пивня, в котором он обращается в правоохранительные органы и сообщает о должностных нарушениях со стороны Жигарева, которые тот совершил, занимая должность в администрации города Тулуна. Пивень просит провести проверку и привлечь Жигарева к уголовной ответственности. Но никакой правовой оценки за этим не последовало.

    На множество противоречий в ходе расследования и рассмотрения дела указывает и президент Фонда Юрия Ножикова Юрий Курин, представляющий в суде интересы Галины Ходзинской, вдовы погибшего. Очные ставки, которые проводились, не имели под собой основания, медицинские экспертизы делались с таким количеством подозрительных обстоятельств, что внушают большие сомнения в своей объективности.
    - Противоположная сторона, - сказал Юрий Курин, - утверждает, что Ходзинский часто публиковал необоснованную информацию о нарушениях со стороны четы Жигаревых. Я проанализировал все жалобы, которые поступали от обеих сторон в адрес друг друга, и могу сказать, что даже простой анализ показывает, что в подавляющем большинстве случаев по обращениям Ходзинского претензии признавались законными, или по ним назначалась и проводилась проверка. Почти все жалобы Жигаревых были отклонены как необоснованные. Что касается трех медицинских экспертиз, которым подвергался Жигарев, то каждый раз на его теле находили все новые и новые телесные повреждения. Это тоже странно и вызывает определенные вопросы.

    Исход дела предугадать пока сложно
    Как уже было отмечено выше, некоторые ходатайства пострадавшей стороны, заявленные 3 апреля, были отклонены. Это касалось и рассмотрения открытого письма, подписанного 98 журналистами, где высказывается недоумение по поводу решения Тулунского городского суда и качества следствия. Как заявил судья, открытое письмо - это документ, не имеющий юридической силы, его никто ни у кого не запрашивал, а потому оно не может быть приобщено к делу. Отказал суд в приобщении к делу копий публикаций Ходзинского в газете «Компас tv», мол, они также ничем и никем не подтверждены. Не посчитал суд нужным провести повторный допрос свидетеля Чесноковой и самого обвиняемого Жигарева, дав согласие лишь на допрос судмедэксперта Сергея Долинчука. Допрос состоялся на следующее утро посредством видеоконференцсвязи.
    Также были оглашены протоколы допросов Чесноковой и обвиняемого, включая очные ставки, заключение судебно-медицинской экспертизы трупа и два заключения судебно-психиатрической экспертизы Жигарева в части выводов. А вот в проведении повторной комплексной судебно-психиатрической экспертизы Жигарева было отказано.

    Заседание в Иркутском областном суде продолжилось на следующий день. 4 апреля был допрошен судмедэксперт Сергей Долинчук, который осматривал труп убитого журналиста и синяки, зафиксированные на Жигареве. Допрос проходил в режиме он-лайн. Как выяснилось, судмедэксперт не представил следствию ясную и четкую картину убийства, так как показания Жигарева сильно разнятся. Сначала он говорил, что Ходзинский на него сам наскакивал и упирался в нож, бывший в руке Жигарева, нанося себе таким образом раны, в том числе проникающие в легкое и сердце. Затем же, во время следственного эксперимента у обвиняемого резко отшибло память, и он заявил, что не помнит, как наносил удары.
    Не смог эксперт дать ответ и на вопрос: в каком положении были нанесены эти удары - стоя или лежа, так как не был проведен следственный эксперимент. Мотив, которым аргументировал Долинчук, довольно странный: дескать, раз Жигарев не помнит, как наносил удары, не представлялось возможным провести следственный эксперимент. В результате, убийце поверили на слово, и обе его версии признаны достоверными. Не смог эксперт и четко ответить на вопрос по поводу времени образования синяков на теле Ходзинского.
    Таким образом, обе стороны – представители потерпевших и адвокат Жигарева – заявили (каждый по своим соображениям), что картина убийства требует прояснения, необходимо проведение дополнительной судебно-медицинской экспертизы и, возможно, следственного эксперимента. Есть вероятность того, что именно эти действия смогут поставить точку в халтурно проведенном следствии. 17 апреля в Иркутском областном суде продолжится рассмотрение данного дела.

    Наталья Астахова


    Просмотров: 1912 | Добавил: kompas-tv | Теги: Александр Ходзинский, Геннадий Жигарев | Рейтинг: 5.0/3
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Интересное от КОМПАС ТВ












    КОМПАС ТВ в Твиттере

    Вверх